Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «самарский государственный университет» Социологический факультет Кафедра теории и технологии социальной работы




НазваниеГосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «самарский государственный университет» Социологический факультет Кафедра теории и технологии социальной работы
страница1/23
Дата конвертации29.12.2012
Размер3.54 Mb.
ТипАнализ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
Социологический факультет
Кафедра теории и технологии социальной работы
90 лет со дня основания СамГУ

40 лет со дня возрождения СамГУ

20 лет социологическому факультету

10 лет кафедре теории и технологии

социальной работы


СОЦИАЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ И СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА:

РЕАЛИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Материалы Международной заочной научно-практической конференции

(15 декабря 2009 года)


Самара, 2009


Социальные реформы и социальная работа: реалии и перспективы:

Материалы Международной заочной научно-практической конференции

(Самара, 15 декабря 2009 года) / Сост. Л.В. Куриленко, Н.И. Заплетина.


В сборнике представлены доклады участников международной заочной научно-практической конференции «Социальные реформы и социальная работа: реалии и перспективы». Содержание докладов отражает основные направления исследований в области теории и практики социальной работы.

Материалы конференции предназначены для преподавателей вузов, научных работников, студентов, а также специалистов-практиков социальной сферы.

Ответственный редактор: канд. истор. наук, профессор В.Я. Мачнев

РАЗДЕЛ 1. СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В УСЛОВИЯХ МИРОВОГО

ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА
Филантропия как феномен социальной политики
Л. В. Вандышева

Самарский государственный университет
Генезис филантропических идей, представленных в отечественном опыте, позволяет утверждать, что филантропия представляет собой сложный и трансформирующийся социально - культурный феномен.

Первоначальная трактовка термина «филантропия» сводилась к определению ее как божественной благосклонности; затем данный термин стали определять как любовь к людям, любое благожелательное отношение одного индивида к другому; в новое время филантропия - это индивидуальная благотворительность. К филантропии можно также отнести добровольчество/ волонтерство.

Филантропия - это деятельность, посредством которой частные ресурсы добровольно распределяются их обладателями в целях содействия нуждающимся людям для решения общественных проблем, а также усовершенствования условий общественной жизни; один из механизмов, обеспечивающих стабильность общества. Феномен филантропии необходимо оценивать в контексте конкретного общества. Филантропия выполняет компенсирующую функцию в обществе и направлена на ослабление социальных противоречий. Цель филантропии (избавление общества от нищеты) может быть достигнута лишь при социально-экономических преобразованиях общества.

Анализ научной литературы свидетельствует об отсутствии однозначной оценки филантропии. Так, иногда филантропия рассматривается как бессмысленная и безнравственная деятельность, усугубляющая положение нуждающихся, как разновидность бизнеса, форма правления и воздействия на массовое сознание. Объектом критики были также филантропы, рассматривающие филантропию в качестве развлечения.

Филантропия в большей степени нужна филантропу, нежели просящему: «Древнерусский благотворитель – «христолюбец» менее помышлял о том, чтобы добрым делом поднять уровень общественного благосостояния, чем о том, чтобы возвысить уровень собственного духовного совершенствования. Просящий был для благотворителя лучший богомолец, молитвенный ходатай, душевный благодетель. «В рай входят святою милостынею», - говорили в старину: нищий богатым питается, а богатый нищей молитвою спасается» (В.О. Ключевский). Изложенное понимание филантропии сводится к оценке уровня духовности личности филантропа.

Приведенные оценки филантропии сводятся к критике филантропов, преследующих цель увековечивания своего имени, достижения власти, расширения влияния и др. Однако можно выделить прямо противоположный подход к оценке феномена филантропии, суть которого заключается в осуществлении права человека на помощь в трудной жизненной ситуации. В связи с этим следует отметить высказывание Конфуция: «Я подарю тебе рыбку, и ты будешь сыт один день, я научу тебя ловить рыбу, и ты будешь сыт всю жизнь». Данное выражение указывает на возможность человека решить проблемную ситуацию, используя собственные ресурсы.

Зарубежные практики вывели следующее правило филантропии: «Если помощь предоставляется таким образом, что положение лица, получающего ее, оказывается не хуже положения человека, обходившегося без таковой, и если к тому же на эту помощь могли заранее рассчитывать, то она вредна; но если, будучи доступной для каждого, эта помощь побуждает человека по возможности обходиться без нее, то она в большинстве случаев полезна».

Задачи филантропии имеют не только личностный, но и общественный смысл: они состоят в улучшении состояния общества через обеспечение людей не предметами потребления, а средствами, с помощью которых они могут сами себе помочь.

Вместе с тем, существует прямая зависимость между филантропией и властью. Тоталитарный режим стремится запретить филантропию с тем, чтобы сконцентрировать в своих руках всю полноту власти, что наиболее полно отразилось в годы советской власти, когда филантропия была прерогативой государственных учреждений и специальных ведомств и рассматривалась как негативный феномен прошлого.

Условно можно выделить следующие этапы социальной политики советского государства. Первый этап советской политики (1917-1921 гг.) назван утопическим и связан с рассмотрением социальных проблем как следствия войны и несправедливого устройства общества при капитализме [1]. На данном этапе происходит мобилизация массовых добровольных движений, новых форм организации добровольчества. Однако авторы указывают, что «изменения происходили медленно». Отмечается массовый характер добровольчества, его идеологическая основа и направленность, прежде всего, на тех, о ком призвано было заботиться, и кого должно было контролировать советское государство.

На обозначенном этапе в качестве субъекта социальной политики выступил наркомат государственного призрения. Народный комиссар по министерству государственного призрения А.М. Коллонтай поставила задачу «реорганизации государственного призрения на началах самодеятельности в интересах масс и укрепления государственной власти за демократией России». «Деятельность наркомата государственного призрения с самого начала была направлена на искоренение печати «милосердия и благотворительности», «милости к падшим» и общественной «терпимости», которыми была проникнута идеология социальной поддержки в царской России» [1]. Данные идеи базировались на классовом подходе и стремлении искоренения практик прошлого, в частности царской России. Милосердие и благотворительность признавались пережитками прошлого и средством манипуляции народных масс.

Советское государство, позиционировавшее себя в качестве «старшего брата и сторожа каждому гражданину», с одной стороны, не могло не контролировать распределение ресурсов, а, значит, власть над населением. С другой стороны, государство оставляло за собой право заботы о гражданах, сосредотачивая милосердные практики в своих руках, контролируя их выполнение. Так, в период военного коммунизма в «Положении о социальном обеспечении трудящихся» (31 октября 1918 г.) предусматривалась медицинская помощь, денежные пособия, пенсии и наиболее популярная форма помощи - натуральная. При этом необходимые финансовые средства предполагалось взимать с предприятий и предпринимателей и только в крайних случаях брать из государственного бюджета. К источникам финансирования добавляются средства от конфискации частной собственности [1].

Государство оставляло за собой право выбора объектов заботы. При этом первостепенное значение имел «прошлый общественный статус» гражданина. Так называемые лишенцы не имели избирательных прав и возможности обращаться за помощью государства в трудных жизненных ситуациях. Таким образом, забота со стороны государства была крайне политизирована. Контроль был централизован и авторитарен.

Государственное решение социально значимых задач в утопический период социальной политики базировалось на принципе самодеятельности, предполагавшем широкое вовлечение сообществ в массовые компании, мобилизацию добровольчества. При этом, не будучи «богатыми», население имело доходы, позволяющие им участвовать в культурных мероприятиях, спортивных событиях и ежегодных праздниках.

В так называемый урбанистический период социальной политики (1921-1927 гг.) выделяют социальную филантропию, которая нередко носила демагогический характер, выраженный в особых формах решения проблем (приоритетное предоставление жилья и работы проституткам, создание первых вытрезвителей и диспансеров и т.п.). Кроме этого Наркомпрос обращается к крестьянам за помощью в воспитании голодных детей и распространяет инструкции правительства в регионы о срочности и важности организации патронирования. При этом принцип добровольности часто нарушался, так же как и обязательства по предоставлению льгот и дотаций приемным семьям. Совет Народных Комиссаров (1924 г.) продолжил программу по официальной поддержке патронирования как средства трудовой подготовки подростков и высвобождения мест в детских домах для воспитания детей младшего возраста. Патронатным семьям на селе предписывалось выделять для своих приемных детей время, чтобы те могли принимать участие в деятельности пионерских и коммунистических молодежных организаций. Вовлечение детей в деятельность данных организаций, в первую очередь, объясняется необходимостью работы по обеспечению благонадежности детей из семей крестьян и ремесленников. Таким образом, «благотворительно - реабилитационные меры» (Т. Вихавайнен) были направлены на конструирование новых бытовых практик и нового человека.

Промышленный период (1927-1953 гг.) характеризуется ярко выраженным политизированным подходом к социальной политике и заменой заботы филантропического характера на жесткий социальный контроль, нередко принимающий оттенок диктата и даже террора. Это проявилось в сокращении числа общественных организаций и их искоренении к концу 30-х годов 20-го столетия.

С 1930 года перестали существовать женотделы, прекратили свое существование журналы «Коммунистка», «Делегатка», в августе 1935 года было ликвидировано Всероссийское общество «Друг детей» [1].

Политический контекст проявился также в том, что пособие после родов предназначалось для «тружениц», а остальным предлагалось создавать кассы взаимопомощи матерей. Эта ситуация сохранялась до конца 30-х годов ХХ века. Обращает на себя внимание политика в отношении сельской части населения (многочисленной по тем временам): колхозники полагались только на артели взаимопомощи. Согласно примерному Уставу сельхозартели 1935 года, правление колхоза по решению общего собрания членов артели обязано создавать социальный фонд для оказания помощи инвалидам, старикам, колхозникам, временно утратившим трудоспособность, нуждающимся семьям военнослужащих, для содержания детских садов, яслей и сирот. Фонд должен был создаваться из полученного колхозом урожая и продуктов животноводства в размерах не более 2 % от всей валовой продукции колхоза. По своему усмотрению колхозы могли устанавливать престарелым колхозникам и инвалидам труда постоянное пенсионное обеспечение, обычно состоявшее из натуральных выплат. Одиноким старикам и инвалидам, полностью утратившим трудоспособность, сиротам материальную помощь оказывала колхозная касса общественной взаимопомощи, которая могла создаваться в каждой сельхозартели [1].

Исследователи П. Романов и Е. Ярская-Смирнова указывают, что идея помощи в натуральном виде неизбежно подавляет всякую независимость или инициативу тех, кому она предназначается [2, с. 80-105].

Таким образом, в утопический, урбанистический и промышленный периоды социальной политики благотворительность признавалась пережитком прошлого. Молодому государству сложно было решить существовавшие проблемы, в том числе без определенной финансовой базы. Она создавалась за счет диктата со стороны государства над разными субъектами социальной политики, использования принципа самодеятельности и исключения неблагонадежных граждан из сферы заботы государства. Кроме этого, проводилась адресная социальная политика, основанная на проверке нуждаемости. Среди функций, реализуемых советским государством, преобладала распределительная, когда гражданин рассматривался в качестве объекта. Социальная политика разрабатывалась в русле нормативно-ценностного подхода, согласно которому общество управляемо и социальные проблемы решаются средствами социальной политики.

В характеристике современной концепции социальной политики в качестве приоритетного критерия ее эффективности И.А. Григорьева отмечает развитие человека как цели развития общества. Достижение этого критерия невозможно без активного участия людей во взаимодействиях государства, экономики, гражданского общества [3, с. 30-32].

Для современной ситуации характерно: потребность общества в социальной защите; сокращение финансовых возможностей государства; несформированность организационных институтов социальной политики и новых потребностей граждан; несовершенство законодательной базы; пассивность граждан; разрушение традиционных социальных связей и т.д. Сегодня необходимо развивать социальные стратегии объединения (ассоциирования) людей с целью развития общественных образований, которые помогают организовывать социальную жизнь на основе открытости, толерантности и равных гражданских прав [3, с.35-36]. Основой функционирования подобного рода образований может выступить волонтерство. Так социономическая практика в социальных службах и общественных организациях г. Самара, практика социального проектирования свидетельствуют о роли добровольчества/волон-терства в адаптации людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, к современным российским реалиям. Акцентирование внимания на ценности общественного участия позволит достичь критерия эффективности социальной политики. Именно общественное участие (добровольчество/ волонтерство) позволяет согласовать интересы различных групп населения. При этом в качестве субъекта социальной политики выступают государство, общественные объединения, а также гражданские инициативы и группы самопомощи.

Однако в условиях кризиса экономическая зависимость большинства российских граждан возрастает, в результате патерналистская социальная политика приобретает особую ценность. Исследователи А.С. Балабанов и Е.С.Балабанова указывают, что помощь, основанная на проверке нуждаемости претендентов, не стимулирует получателей пособий самостоятельно решать проблемы, а механизм регресса (В. Бойков) вымывает из сознания сложные социокультурные потребности, оставляя установку на выживание [4, с. 38].

Исследователь Л.А. Беляева говорит о том, что именно поведенческие установки определяют уровень адаптации людей. По результатам исследования социолог заключает, что пассивные способы получения дополнительных доходов свойственны для «адаптированных» (10%) и «выживающих» (17,5%) респондентов. При этом исследователь отмечает, что в российских условиях человек после выхода на пенсию автоматически становится «выживающим». Для лиц с низким уровнем адаптации характерна большая зависимость от государства [5, с. 43-53]. Государство, в свою очередь, не стремится отказываться от патернализма, поскольку он позволяет осуществлять манипуляции населением и ресурсами.

Кроме этого «неправильные» культурные установки формируются также в процессе социализации детей. А.С. Балабанов и Е.С. Балабанова отмечают межпоколенную передачу депривации в беднейших семьях. Хотя при наличии хороших отношений с одним из взрослых, у ребенка из неблагополучной семьи адаптивные способности возрастают. Так, исследователи указывают на необходимость выработки целенаправленных институциональных механизмов предотвращения накапливания неблагоприятных социальных обстоятельств [4, с. 38-40].

Обращаясь к проблеме социальной эксклюзии и бедности, П. Абрахамсон отмечает, что сегодняшние маргиналы вынуждены опираться на так называемые индивидуальные стратегии самообеспечения и т.п. Зарубежный исследователь обращает внимание на значение локальных сообществ в работе с маргиналами. Разделяя точку зрения Н. Роуз, исследователь подчеркивает, что именно сообществам следует предоставить возможность стать территорией административного, индивидуального и коллективного существования. В социальной политике эпохи позднего модерна акцент делается на активизацию политики на рынке труда, включая создание государственной системы «искусственной» занятости (общественные и субсидированные рабочие места). Заслуживает внимания идея о том, что универсальные потребности человека должны удовлетворяться через государственные институты, а социокультурные потребности - через местное сообщество с обязательной государственной поддержкой. Речь идет о расширении возможности самоуправления местных сообществ [6, с. 158-166]. И вновь мы выходим на проблему активизации ресурсов личности и развития гражданских инициатив.

Однако если обратиться к результатам исследования Л.А. Беляевой, то поведенческие установки респондентов не направлены на интеграцию с местным сообществом, что в свою очередь, отражается на уровне адаптации населения и эффективности социальной политики [5, с. 50].

Выдвигается задача поиска равновесных и многосубъектных моделей социальной политики, формирования адресных форм поддержки нуждающихся [3, с. 39]. В связи с этим логично обращение к компенсирующей функции социальной работы: она есть одна из возможностей проекции социальной интеграции, и интегративному подходу, сосредоточенному на профилактике социальных рисков и активизации человеческих ресурсов [5, с.43].

В данном поиске особое внимание, как нам кажется, следует обратить на филантропический подход к социальной работе. По нашему мнению, существенную роль в развитии филантропического подхода сыграл следующий комплекс мер:

  • в период с 1990–1995 гг. - принятие Всемирной Декларации волонтеров; развитие системы социального образования в России; принятие Государственного образовательного стандарта первого поколения по специальности «социальная работа» и т.д.;

  • в период с 1996–1999 гг. - формирование социальной политики в отношении общественных организаций приводит к значительному росту их числа; развитие идей активизации человеческих ресурсов (Ф.Парслоу); развитие феномена социального партнерства в российском обществе и пр.;

  • в период с 2000–2005 гг. - принятие Государственного образовательного стандарта второго поколения по специальности «социальная работа»; поиск новых подходов к социальной работе и выработка новых социальных технологий социальной работы, процессуальную основу которых составляет социальное проектирование; разработка идеи социального сервиса; существенная поддержка общественных объединений зарубежными фондами и т.д.;

  • в период с 2006 – 2009гг. - интеграция в Болонский процесс; принятие Государственного образовательного Стандарта третьего поколения по специальности «социальная работа» и др.

Анализ вышеперечисленного комплекса мер позволяет выделить общественные объединения в качестве института, активизирующего ресурсы людей в трудной жизненной ситуации, и социальное образование как институт, обеспечивающий воспроизводство профессиональной группы, содействующей развитию филантропического подхода к социальной работе.

Резюмируя, отметим, что отношение к филантропическим ценностям находилось в тесной связи с концепциями, положенными в основу социальной политики государства. Если рассматривать филантропию как ресурс активизации клиента, то данная практика может стать основой реализации современной концепции социальной политики. Решению обозначенной задачи будет способствовать использование филантропического подхода к профессиональной подготовке, в частности, будущих специалистов по социальной работе.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Похожие:

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «самарский государственный университет» Социологический факультет Кафедра теории и технологии социальной работы iconМетодические указания по самостоятельной работе 22 Приложение 1 27
А. Г. Буймов – Министерство образования и науки Российской Федерации, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение...
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «самарский государственный университет» Социологический факультет Кафедра теории и технологии социальной работы iconН. А. Литвиненко Решение заседания
...
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «самарский государственный университет» Социологический факультет Кафедра теории и технологии социальной работы iconРешение заседания
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный гуманитарный университет...
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «самарский государственный университет» Социологический факультет Кафедра теории и технологии социальной работы iconРешение заседания
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный гуманитарный университет...
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «самарский государственный университет» Социологический факультет Кафедра теории и технологии социальной работы iconРешение заседания
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный гуманитарный университет...
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «самарский государственный университет» Социологический факультет Кафедра теории и технологии социальной работы iconРешение заседания
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный гуманитарный университет...
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «самарский государственный университет» Социологический факультет Кафедра теории и технологии социальной работы iconРешение заседания кафедры
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный гуманитарный университет...
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «самарский государственный университет» Социологический факультет Кафедра теории и технологии социальной работы iconРешение заседания кафедры Протокол №5 «20» января 2011г
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный гуманитарный университет...
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «самарский государственный университет» Социологический факультет Кафедра теории и технологии социальной работы iconОсновная образовательная программа высшего профессионального образования Направление подготовки 050100 педагогическое образование утверждено приказом Минобрнауки России от 17 сентября 2009 г.
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «самарский государственный университет» Социологический факультет Кафедра теории и технологии социальной работы iconОсновная образовательная программа высшего профессионального образования Направление подготовки 050100 педагогическое образование утверждено приказом Минобрнауки России от 17 сентября 2009 г. №337 Профиль ««Литература»
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Разместите кнопку на своём сайте:
biogr.znate.ru


База данных защищена авторским правом ©biogr.znate.ru 2013
обратиться к администрации
biogr.znate.ru
Главная страница